?

Log in

Серая сойка

Терпсихора не в курсе...

8/7/15 01:11 pm - 1905





 Вообще, этот отчет планировался как некий анализ и ряд благодарностей. Но, озаботившись проблематикой отзывов, мною прочитанных, считаю возможным, помимо плюшек и выводов, слегка подлить масла в огонь и вступить в некоторую полемику с недовольными, дабы разъяснить ряд кровоточащих и костегрызущих вопросов. Итак:

 Благодарности

 1. За почти двадцать лет ролевого опыта, это, безусловно, была самая красивая игра из всех возможных. Невыносимо красивая. Это, действительно, была Поэма в высшем смысле этого слова и спасибо огромное за это мастерам.
 2. Спасибо всем, с кем пересеклись на игре. Вы были нереально клевые: все, от августейшей семьи до "бабонек" с завода. Играть с вами - сплошное удовольствие.
 3. И спасибо тем, кто в нас поверил. Пригласил нас, дал нам такие крутые роли, поддерживал нас, несмотря ни на что. Надеюсь, это не последняя наша с вами встреча.


Анализ

 1. Я привыкла к совершенно иному темпоритму на играх. То ли быстрый темп - это особенность игр уральского региона, то ли медленный - московского, то ли, непосредственно, данной, конкретной игры... Не знаю. Для меня всё было оочень неспешно и оочень подробно. Никакого оценочного суждения я вынести не могу. Понятия не имею, плохо это или хорошо. Единственное, что могу сказать, активизируются совершенно иные органы восприятия и чувствования игры. Опыт новый - опыт интересный.
 2. Самые для меня драгоценные моменты на играх, когда в животе появляется такой особенный холодок и легкое дрожание. Холодок этот, как показывает практика, связан, в первую очередь, с утерей контроля. Чем больше ты теряешь контроль над ситуацией, тем больше внутреннего тремора. Для персонажа тремор это неприятен, но для игрока, то есть, для меня, как игрока - бесценен. Жаль, что в этот раз такие моменты были достаточно редки. Вот, разве что, в самом конце, когда выскальзывала со стоном из рук Хрустальная Россия, а на смену ей шло что-то темное, грубое, бесконечно пошлое, воняющее портками, перегаром и мокрой бумагой...  И посреди этого хаоса, казенщины, безбожия, на деревянной скамье, в круге какого-то мертвого света черного фонаря - улыбались... А сердце кровило. Вот тогда... Тогда да.
 3. На мой взгляд, революции не случилось по трем причинам, уже неоднократно указанным: баг в экономике, связанный с тем, что прибыль завода за оборот настолько выше суммарной зарплаты рабочих, что можно бесконечно долго улучшать их условия жизни и удовлетворять просьбы и практически ничего не терять при этом. Отсутствие реакционеров в правительственном аппарате, и нехватка "кровавых Ванек" среди революционных элементов. Не тех, которые, правда, заботятся о судьбе народа, а тех, которые ищут личной выгоды, и вообще "круши-валяй. всё - провокация гнусных сатрапов, всё - жидо-масонский заговор, не верим, не принимаем, не прощаем."
Появился же подобный постулат, в результате. Жаль, что после игры.
 4.Никогда еще меня столько не хвалили и не ругали. Что примечательно, время от времени одни и те же люди. Не оспариваю священное право на критику, но, наверное, можно было и не хвалить... :)

Некоторая полемика

1. По поводу power gaming-а

 Нет, мы вообще не занимались power gaming-ом. А, наоборот, очень старались соответствовать историческим прототипам. Конечно, и Николай второй и Александра Федоровна значительно, прямо значительно более инертны, чем мы, поэтому я еще до игры озаботила мастеров вопросом, что им нужнее:"хорошие политики или хорошие актеры?", и получила грамотный и рациональный ответ на тему того, что неплохо было бы ,"чтобы всё же образы и поведение были в рамках исторического персонажа, но, разумеется, свободы воли и мотиваций никто не отменял."
 И это, блин, правильно. Это же, всё-таки, не театр, не реконструкция, да и мы не игротехники. Мы специально придумали модели, чтобы эту инертность усугубить. Его Величество никогда не выступал инициатором никаких предложений, только слушал и выбирал, и "не знал" ничего, из того, что происходит в России, пока ему не докладывали. Я всегда оставляла последнее слово за мужем. Как бы мне самой не хотелось что-то делать. Если "нет" значит "нет", а он, опять таки, опирался на министров. Но, по вышеизложенным причинам (отсутствие реакции, дырка в экономике, малое количество всяких уродов среди революционеров) инертности всё равно не хватило, и всё случилось, как случилось. К слову сказать, сам по себе, Николай не был ни деспотом, ни мудаком. Он, правда, любил народ и желал народу блага. Но перетасовки и непонятки в министерствах, и то, что все тянули одеяло на себя, его, в конечном счете, сгубили. А поскольку все мы шли единым курсом, непоняток не было. Увы.

 Мы хотели блага. Мы старались катать вату. Но, дела шли так и настроения были такие, что надо быть, ну полным угребланом, чтобы , например, не внять просьбам рабочих о создании думы, или, всё-таки, надо быть игротехником.:)
 Еще, кстати, неизвестно, случилось бы "кровавое воскресенье" будь реальный Николай на тот момент в Зимнем, а не в Царском селе.

 2. По поводу нечестности, притеснений и непритеснений

 Да, конечно, мы с революционерами находились на начало игры в жутко неравных условиях, и это не гуд. Да, они имеют полное право негодовать. У нас было до фига возможностей и неизрасходованный кредит доверия. (Может быть, стоило сделать так, что кровавое воскресенье уже случилось. Тогда бы этого кредита не было, что бы мы ни предпринимали.) Но если кажется, что нам было совсем легко, то это только кажется. Мы вертелись, как угри на сковородке, с раннего утра до поздней ночи, и по моему, так и не вывернулись. На мой взгляд, если развивать финишную ситуацию дальше, в России имеются все предпосылки для "революции сверху" и революции довольно скорой. Ну а чтобы притесненным князьям, вынужденным сменить ресторан на столовую, было не так обидно, замечу, что я искренне им завидую. Я мечтала сходить в ресторан, хотя бы один раз, на именины... Но так и не смогла себе этого позволить в силу разных причин. :) (Кстати, совершенно историческая ситуация: в какой-то из сложных годов Александра Федоровна полностью издержала свой личный годовой бюджет на благотворительность, и вынуждена была просить денег у мужа.)

3. По поводу животрепещущего вопроса фрейлин

 Наверное, начать стоит с извинения. У меня, видимо, и правда, несколько смещен порог возможного на играх. Что только не случалось: и чужую обувь своим носовым платком протирать, и скамеечкой для ног служить, и за еду драться. Мне это всегда интересно, и всегда в кайф. Поэтому, если я где-то перегнула палку - простите. Конечно обидно, когда едешь на Пасхальный бал, а там почему-то врубают  Rammstein. Но, положа руку на сердце, я не совсем понимаю вот что: огромная проблема игры, что не случилось в силу разных обстоятельств "кровавых сатрапов", что вместо них этичные, нежные либералы, и народу не из-за чего бунтовать. А у вас эти "кровавые сатрапы" были.
Если бы, например, такая ситуация случилось со мной, и игротехнически я бы никак не была ограничена и закреплена, это подтолкнуло бы меня к каким-то действиям, простимулировало, обострило бы игру, направило бы ее в какое-то новое, иное русло. И несмотря на некоторую неисторичнось желания дам N "наблевать на шлейф" и мою обеспокоенность тем, как они за несколько часов умудрились испытать все тяготы нескольких суток :), вектор "от саботажа до эсеров" мне кажется довольно точным. Если мы играем в то, как колеблются весы, как иссякает чаша человеческого терпения, что мешает персонажу претерпевать трансформации?  (Кстати, позволю себе еще одну кратенькую историческую справку.Фрейлины отличались от комнатных девушек статусом, но не особо отличались функционалом. Да, они сопровождали царствующих особ на светские выходы, присутствовали на балах, но "не зазорным для фрейлины считалось выносить ночные горшки." По поводу "попытки откосить, сославшись на волю покойной матери." Действительно, "отмазка железная", когда бы не легкая путаница в формулировке воли. Увы, никак, ну просто никак мы не могли удовлетворить ее чаяньям, и взять девиц ко двору после замужества, поскольку, опять же исторически, как только девица выходила замуж, то переставала быть фрейлиной.. Вряд ли, многоуважаемая маменька была не в курсе таких вещей, поэтому мы правомочно решили, что произошло досадное недразумение... :)
И если уж совсем по чесноку, помимо возможности саботажа и предательства, были ли просьбы, которым мы не удовлетворяли, и держали ли мы кого-то насильно?

4. По поводу слива конфликта

Я считаю, надо быть совсем уж безумным обвм-щиком и погонщиком розовых единорогов, чтобы поехав на эту игру в такой роли, в тайне, в душе, не персонажа, но игрока не желать революции. Это же невероятно круто:ночной арест, Ипатьевский дом и прочее... Поэтому обвинение в том, "что император действует исходя из знаний игрока о будущем" совсем уж далеко от действительности.:)

 ***
 И еще раз, отдельной строкой, хочу поблагодарить моего прекрасного Ники, блистательную тетю Минни, такую нежную и такую сердечную Эллу, неподражаемую тетю Санни, острого, как скальпель Мишеньку и верного Петю.

Кроме того, несмотря ни на что, огромное спасибо стоическим Ане, Лилли, Вере, Леночке, трогательной Стане, расторопным и оперативным Сержу Ванецкому и генералу Трепову.

Без Вас мы бы не справились.

12/16/14 04:52 am - Разделитель. Отчет

1. Для меня игра состоялась и получилась. Мне было местами трудно, местами страшно, местами больно, но точно не скучно. Провисов и прочей фигни со мной не случилось. И лифт я не сидела и не ждала. Мне всё время было чем заняться. Почему? Неоднократно же регламентировалось, во что играем. В разделение, в распад личности. Собственно игра называется "Раз-де-ли-те-ль." И если по чесноку играть в это, не манкируя, то реально становится понятно, отчего не важен внешний мир, и по большому счету - сюжет. Мне кажется, и это сугубо мое мнение, что проблема кое-кого заключалась в том, что они очень береглись, так береглись, что перегибали с этой бережливостью, и от этого слегка втухали. Можно было вообще изначально забаррикадироваться в сортире с кем-нибудь очень положительным и просидеть там до упора, наслаждаясь душевной целостностью, и прожить дольше всех. Но что это даёт? Тем более, на мой взгляд, эта игра - один из самых ярких примеров игр, когда результат вообще не важен. Важен процесс. И, черт побери, ну не может человек со срывом всех этих пресловутых печатей лежать на кровати, коварно улыбаться и говорить, что бушует внутри себя. Я никого не обвиняю, но, по моему, люди сами себя обкрадывали. Знаете, самый скучный фильм ужасов: герой вырыл в лесу яму, засыпался листьями и трухой, и весь фильм провалялся. Титры. Пипец же, неинтересно. :)

2. Хорошая физуха. Но я бы более подробно остановилась на ней перед игрой на месте мастеров. Может какой-то практикум или мастер-класс. Еще раз расставить акценты... Не знаю.... По крайней мере, для иногородних, для тех, кому модель внове. Потому как, когда адреналин бахает в голову, в пылу драки ооочень сложно распределится и разобраться, где там заканчивается непоражаемая голова и начинается шея или, допустим, волосы. И как упихать человека так, чтоб он лег, но не упал. :) Лично я летала, как болид и придушена была столько раз и так накрепко, что мама не горюй. И тут вообще никто не виноват. Ни один, ни второй, ни третий. Все прекрасно и мне это в кайф. Но есть какой-то тонкий сложно уловимый, смущающий меня момент, подробнее объяснить который я не в состоянии. (Ну, то есть, вот меня сдерживала исключительно приобретенная трусоватость. А если б не было трусоватости?... Где бы тогда легла эта черта?)

3. По поводу того, что сознательно "заманьячила" и сама подтолкнула сани... Нет. Не подталкивала. Просто делала так, как подсказывали совесть и сердце и всё. А то, что печати ломались, уже во многом отражала пост фактум. И мне кажется, в этом есть своя правда и логика. Желание помочь сильнее страха слома. И ты помогаешь... А потом уже считаешь, насколько у тебя шифер поехал от муторности пережитого, а не наоборот.  От этого "наоборот" местами и рождалась механистичность. Поступки декларировались зачастую тем, сколько печатей сорвано. И сколько нужно сохранить.  И поведение менялось. И человек менялся, соответственно.
Вообще, забавная оборотка: изменение поведенческой матрицы не за счет слома, а за счет попытки сохранения себя. Первой ломалась печать "страха сломать печать" :)

4. Я не очень-то генерила персонажа. По сути Джина и есть я. Качества и воспоминания, по крайней мере, я взяла по максимуму свои. Ну или почти свои. Поэтому разваливалась я. И это было жутко, муторно, а поэтому играбельно. Я переживала, боялась, и вообще прочувствовала весь букет. Прошла по дуге "гуд-мудло-манячище-лемминг" Причем, лемминг, для меня самое жуткое. Поэтому мне и не важно, куда поехал лифт. То, что получилось из меня в финале было уже основательно мертвым.
(И, всё-таки, не соглашусь с некоторыми, горячо любимыми и уважаемыми мной, товарищами - альтруистом быть стоит. Всё равно. И пытаться стоит. Тут тоже не могу привести веские доводы, потому что принес альтруизм больше вреда, чем пользы, и человеческое лицо я не сохранила, и умерла без доблести... Но я пыталась. По крайне мере, нужно пытаться.)

5. А вообще, не самая дурная компания подобралась, чтобы мучительно умереть. Более того, очень даже недурная. С вами было приятно терять человечий облик и, в принципе, иметь дело. Спасибо. :)

9/13/14 10:58 pm

Талисман  9,5 Вирджиния Вулф

В этом отчете не будет ни слова о том, кто и в какой момент мне встретился и что сказал, исключительно мысли, на которые меня натолкнула игра…  Местами довольно абстрактные, так что если вы любите конкретику, можете смело всё это дело закрывать…   :)

-То, что смутно беспокоило меня до игры к концу ее вылилось в четкую мыслю: невозможно быть поэтом и проповедником одновременно. Либо одно, либо другое. И дело даже не в отсутствии времени, дело в том, что, во-первых, поэзия (по крайней мере, для меня) требует некой отстраненности и созерцательности, а проповедь – максимальной вовлеченности, а во-вторых, самое главное, даже если все твое творчество подчинено одной идее, то стихи неизбежно рознятся между собой. Вроде как ствол у дерева один, а листья ты обрываешь всё время разные. А проповедь нуждается в очень жестком конструкте. Включающем в себя определенный набор слов, потому что нужно постараться вселить в людей как можно более железно-бетонную уверенность в твоей правоте, а не рождать в сердцах настроения и волнения, что, всё-таки более присуще поэзии.

-На играх то, КАК ты читаешь, почти что более важно, чем то, что ты читаешь. «Спаржа, спаржа, огурец!», изреченное г р о м к о, драматично и прочувствованно, вызовет едва ли не больший отклик, чем самые лучшие и осмысленные строки, стыдливо пробубненные себе куда-то в нижнюю губу… :)

-У «дурачка» который очень, очень хочет разобраться и понять происходящее и неустанно ищет пути для этого, есть куда больше шансов защитить докторскую по проблеме, нежели у чертовски умного дядьки или тетьки с окончательно сформировавшейся, и, может, не закостеневшей, но точно, не особо мобильной позицией. «Я так думаю, и ничто меня не поколебет, ибо я силен!» Я утрирую, конечно, но….

-По поводу нового мира, воли, безволия и возникшей вокруг всего этого дела полемики, я могу честно сказать, я не верила в то, что проповедовала. Ибо порочность нашей, гм, хмм, внезапной секты была в том, что основная идея: Думай сам за себя и сам за себя решай!, - в свете пожара и мечущихся в нем людей приобретала императивный характер . Прекрасный парадокс, который меня доставлял необычайно. Нет времени людям это обдумать, нет присвоить, и идея, опровергая саму себя, оседает в головах в виде текста, волшебного заклинания «аты, баты» или «бог во мне», не суть, которое ты скажешь младшему, и турникет в рай откроется. Я видела, как коробило Ланса, когда он говорил людям: «думайте!», и это превращалось в: «он сказал нам думать, идем за ним!», это и меня коробило, но не так, потому что для меня главное было не в этом.

Главное было в том, и я делала это исключительно для того, чтобы  что-то еще было в последний день кроме глазовыколупывания, смрада и тлена. Лично я особо не верю, ни в будущее, ни в прошлое, для меня это абстракция. Есть лишь настоящее, перетекающее в настоящее. И если в этом настоящем люди начинают чувствовать надежду, начинают что-то обсуждать, строить планы, шептаться, молиться, рисовать иллюзорный домик на песке вместо самобичевания и пребывания в страхе и отчаянии, то всё, как надо, и вообще насрать, что ты им лепишь при этом. Не знаю… Даже если корабль тонет, оркестр не обязан, но может играть… Смирение и страдание, по мне не есть акт проявления воли. Особенно, если тратить ресурс на поиск какого-то конкретного выхода уже явно бессмысленно. ( Уууу…. У нас осталось шесть безнадежных часов, выключим свет в домах и ляжем лицом в пол, мы заслужили…) Тем более это «лепня» была совсем не такой уж и «лепней»

(Сейчас будет немножечко ада для материалистов, которых я нежно люблю всем сердцем :))

Естественно, субъективно…
Естественно, лично для меня, но:

Если ты веришь по настоящему, если ты ставишь свою волю выше воли Бога, и если Бог себя ограничивает, прямую преобразует в отрезок, в этот момент ты бога перерастаешь и забираешь у него из рук эстафетную палочку. Младший включает в себя лишь гибель, поэтому он волен забрать лишь составляющие этой гибели: твое тело, твою память и твое пребывание в данном мире. А ты включаешь в себя еще и новый мир и надежду, и кучу всего (все твои домики из веточек и песчинок). И это надежда и инфа по новому миру никуда не девается. Что-то типа, твой айфон грохнули, но все твои заметки висят в I-Cloud. И вот из таких заметок, из коллективных особенно (есть такое забавное понятие у всяких нью эйдж менов– эгрегор), и создаются новые миры и новые боги…

А что до Гая и Дианы, и Младшего с косой на заднем фоне, по-моему, всё круто и логично. Я была уверена, что они умрут во время праздника. Вообще, никаких иллюзий не питала на этот счет. И лично для меня паззл сложился. Они отдают людям в руки идею нового мира, где высшие не навязывают тебе волю, а выбор совершаешь ты сам, и при этом сами являются такими высшими.  Поэтому, когда последний человек вбирает из их ладоней эту идею, они падают обескровленными, оставляя присягнувших один на один с этим выбором и новообретенной свободой. Такая каноническая, очень символическая жертва близнецов, ложащаяся первым камнем в основание иного мира, бытующего в умах или сердцах людей.

P.S. Отдельное спасибо моей замечательной семье. За все годы моего ролевого валяния это была самая неравнодушная, заботливая и трогательная семья из всех… 

6/8/14 02:26 am

Держись, держись, бедный мой Братец Лис.
Из-за всех кустов и кулис
Я слежу за тобой, я пытаюсь тебя смешить...
До боли и до упаду.
Знаю, гадко, но надо. Надо!
Надо прыгать, и как-то жить…

Братец Лис, скажи, отчего ты так странно пернат?
Перья совершенно не вписываются в этот ад.
Неужели им показалось мало смолы?
Чучелко выгрызает шерсть у тебя со спины,
Темной,липучей дрянью ползет к тебе в сны.
Но поверь, всё разрешится, мой бедный брат.
Мы с тобой непременно дождемся новой весны.

Черный Римус молча, глядит на тебя с небес.
За спиной твоей неприступной стеною высится лес.
Отрезая пути к побегу.
Охотники уже предвкушают победу.
Воют собаки; а тебе, ну какая драка?
Если лапы слабы. Если в сердце засела резь.

Держись, держись, бедный мой Братец Лис,
Я сберег для тебя напоследок лучшую шутку.
Вон между деревьями промежуток!
Видишь? А теперь прыгай в колючий куст.

Хруст…
Римус ставит в конце строки длинное многоточие…
Охотники истово крестятся и бормочут.
Отступая назад, плюя, изменяясь в лице.
Собаки скулят и жмутся к ногам понуро.
Ты выходишь к ним навстречу в терновом венце.………………………………………………
Небо горит как рыжая лисья шкура.

6/5/14 07:56 pm

Мы в ответе за тех, кого приучили.
Приучили ехать на шее, да еще и попинывать в эту самую шею при этом, приучили огрызаться, приучили бесконечно потреблять себя, как будто, ты какой-то, блядь, неисчерпаемый источник, да мало ли…

И если человек относится к тебе, как мудак, то это твоя и сугубо твоя заслуга. И это нужно понимать. Нельзя просто так взять и сменить вектор общения. Нельзя сказать: всё, мне надоело.

Если уж ты задал правила игр, будь любезен, соблюдать их до конца. Или уходи. Рви всё к черту и уходи. Причем будь готов к тому, что уйдешь предателем и самым настоящим козлом.

Когда мой отец берет к себе погостить мою собаку, он закармливает ее так (бесконечно любя при этом), что собака потом болеет неделю. Я ставлю ей уколы, сую в задницу градусник, и никак, просто никак не могу ему объяснить, что подобное всепопустительство и всепотакательство ее убивает. Естественно, если собака, как нибудь придет в гости и обнаружит голодный пай, она воспримет это, как самое настоящее… Что?... Правильно.

Поэтому. Поэтому… Поэтому… Я не знаю, в общем, что поэтому. И что с этим делать, тоже не знаю. Собаку отцу, наверное, я больше не отдам.

5/12/14 01:37 am

Дорогу осилит идущий.(с)

Ну, допустим, тебя зовут Дороти или Элли,
И живешь ты, допустим, в Канзасе.
У тебя есть еще время. Какое-то время в запасе,
До того, как выцветут скулы, набухнут груди…
Но это когда еще будет?...
А пока… Жизнь довольно легка.
Апрельский холодный полдень.
Мать в огороде.
Ветер играет бельем, будто флагами,
И с небес не то чтобы льет, но накрапывает…
Щенок скулит, истерично жмется к ногам.
Налетает облако пыли.
Прибегает сосед,
Дикий, лохматый, взмыленный.
Говорит, мол, гасите свет;
Идет Ураган.

И пока мать мечется в поисках брата,
Пока отпирает подвал,
Муссон переходит в шквал,
С деревьев прыскает воронье,
Воздух затягивает волглой, тревожной ватой.
И тут… И именно тут…
Ты решаешь убрать бельё…
На это нужно минуту…
Минуту ведь, ё-моё…
Короче ТЫ, и только ты виновата,
В том, что до подвала не доходишь семи шагов,
В том, что ветер срывает с двери лачужки засов,
В том, что ты сигаешь внутрь испуганной курицей,
В том, что щенок тоже вбегает с улицы,
Под непрочный древесный кров…

В общем, слушай. Представь себе смерч,
Представь, как с хрустом, со скрипом, с треском,
Домик срывает с места.
Как с окон сдергивает занавески,
Как рушится печь.
Как тебя с собачонкой кидает, мнет и крушит…
Как дробятся кости, как рвется кожа,
Как ты ничтожна,
По сравнению со стихией,
Как гигантские органические мехи,
Выдувают к черту даже остатки души.
Как тебя раздирает, с какой силой тебя ломает…

И тут всё затихает.

И птичий щебет…
И Солнце сочится сквозь все уцелевшие щели.
Освещая, цветущий, сладко пахнущий луг,
Малиновок, оккупировавших всё вокруг.
Дивных зверей, поющих волшебные песни,
Уходящие в небо, увитые хмелем, лестницы...
Выше и выше…
Черепичные синие крыши,
Разноцветные витражи,
Словом, жизнь.
Невероятную, чудную жизнь…
Со всеми мыслимыми прикрасами…

И вот ты выпадываешь ей навстречу
Куском отбитого мяса.
Размолотым и изувеченным,
Измусоленным…
Абсолютно, всепоглощающе мертвой...
Истертой,
Кровавой кляксой.
И это конец истории…



Ну что ты смотришь так хмуро и так неласково?
Тебе не понравилась сказка?
Не по сценарию, не по плану?
Ужас и беспредел…
За гранью и через край?
А что ты хотел?...
Ты почитай!
Почитай...
...
Что происходит с пойманными Ураганом…

12.05.14

4/2/14 11:34 pm

Стерлись границы. Смешались, поблекли краски.
Я шляюсь по свету, скрывая лицо под плащом;
Вы спите в башне, увитой густым плющом...
Мой принц, мы перепутали наши сказки.

Моя уныла: дорога, дорога, дорога…
Когда плевок, а когда и горящий факел…
Без рода, без дома, без маломальского бога.
Сказка без радости, смысла, да и без правил.

Ваша иная. Ваша еще начинается.
Скоро на подоконник взлетит синица.
Перед рассветом обычно, чем крепче спится,
Тем проще с приходом первых лучей просыпается.

И всё еще будет: дамы, пиры, побоища…
Шаги Ваши будут уверенны и легки.
И именно Вы, принц, однажды убьете чудовище.
Я желаю погибнуть от вашей холеной руки.
02.04.14

3/22/14 10:47 pm

Джилл говорит: всё хватит. Меня достало.
Джилл говорит: я устала, устала, устала...
Говорит: Господи, вот же кретин, идиот!
У Джилл от желания постоянно болит живот.
Так сильно, что она ощущает себя калекой.
Человеком, который только что выпил реку.
Джилл распечатывает фотографию Джека,
И сама на себя накладывает отворот.

Джилл старается выдыхать, думать о вечном,
Но думает, каково у Джека внутри быть печенью.
Темно, тепло, и кругом непосредственно он.
Она ворочается и хнычет, хнычет сквозь сон.
Сама себя обхватывает за плечи.
Со всех сторон на нее наплывает тягучий вечер.
И кровь Джилл сгущается вечеру в унисон.

Джилл лупит подушку, орет на кого-то в трубку,
Ее прокручивает сквозь гигантскую мясорубку,
Протирает сквозь терку, вываривает в кипятке.
Она бы бросила всё, ушла налегке…
А толку?... Без разницы, в горку или под горку,
Джек упрямо маячит где-то невдалеке.

Джилл закрывает глаза, и чувствует, что беда…
Ей снится, что она большая вода.
Не смолкающая, не замирающая никогда...
Что она и поверхность и дно...
Стонущее черно-серое полотно...
Зыбкое и блестящее, как слюда.

Джек закрывает глаза и чувствует дискомфорт.
На него опускается мокрая пелена...
Ему снится, что он прибрежный старинный форт.
О который бьется, бьется, бьется волна.

Облизывая сырые щербатые стены,
Бросая на камни клочья соленой пены.
Заливая проемы и щели...

От года к году.
От заката к восходу.

Без смысла.Без цели.

21.03.14

3/20/14 11:36 pm

Он никогда и ни с кем не спал,
Те же, которые с ним спали, заселили бы остров Бали,
Или там, на худой конец, полуостров Крым.
Он любил повторять: я хочу умереть молодым,
Но на дорогах был аккуратен и не лихачил.
В магазине он кропотливо подсчитывал сдачу,
Был сдержан, но ни разу не кончил вторым.



Он говорил: я лавирую, а не вру.
Я просто избегаю острых углов.
Жаловался на мигрень, ломоту, хандру.
Усталость, апатию; вечно был нездоров.



Покупал Борхеса, Гегеля…
В сортире читал «Телесемь»,
Корежил слова, например, не "весна", а "весень".
Увлекался старинной мебелью,
Ни много, ни мало…
Коллекция состояла
Из бабушкиного германского кресла и книжной полки.
Напрягался, когда я надевала его футболки.
Напрягался, если я кричала во сне…
Между консоме и борщом
Всегда выбирал консоме,
Хотя на деле, не знал, что это такое.
Жаждал покоя...
Высказывался пространно, цветасто,
Очень общо.



Выкладывал мотивирующие посты,
В ресторанах заказывал самую дешевую пасту.
При этом ратовал за здоровую пищу..
Сам себя называл зубастым....
И хищным.
Всех прочих считал травоядными и простыми…



Уважал пунктуальность, постоянно опаздывал,
Гордился тем, что был православным и белым…





Я удавила его любимым вычурным галстуком,
И никогда… Никогда впоследствии не сожалела…



19.03.14

3/4/14 10:59 pm

Вообще я считаю диминутивы идиотизмом… Ну нельзя же всерьез любить « сладенького котика» и «пупсика»… Я уж не говорю о каких-нибудь извращениях типа «холосенького пупочки»…
-------------------------------------------------------------------------------
Если б я была парнем, я бы никогда не говорила девчонке, что она, как звезда.
Я б говорила ей, что она - то чувство когда мимо в ночи проносятся поезда,
Что она, как искусство. Древнее и пугающее искусство…
А не то, что она пахнет, как тюльпаны и резеда…

Я бы никогда не говорила ей – киска или, допустим, солнышко…
Не воспевала бы ее лебединую шею…
Я б говорила, что она, это как стоять в ледяной и кипучей воде по горлышко,
Как солдату ползти под выстрелами по траншее..

Я б говорила ей, что ее голос, как плавящаяся в жерле вулкана сталь,
Как стая, красящих небо в черный, огромных птиц,
И никогда б, что он звенит, как богемский хрусталь…
Не плела бы ей про хрупкость рук и полет ресниц…

Я б рассказывала ей, что она, как четыре часа утра,
Когда вдруг просыпаешься, и не можешь вспомнить, что ты и где ты.
А не то, что она, как какая-та сраная амфора,
И не то, как она заводит меня раздетой.

И она была бы мне не заинькой и не песенкой,
Не любимой девочкой, единственной половинкой.
Она торчала б во мне…
Как вилка, застрявшая в горле у ярмарочного кудесника,
Как острая, раскорябывающая нутро до крови, железная вилка…

И я писала бы, как под ногой у нее оживают камни,
Про бездонность ее слезных протоков,
А не про вкус ее губ и про свет васильковых глаз,
Если б я была парнем, я была бы чудовищно одинока…

Вот, как сейчас…

03.14
Powered by LiveJournal.com